14:18 

Глава 19. Простые праздники

~Sectumsempra~
God rest you merry, Gentlemen,
Let nothing you dismay,
Remember Christ our Saviour
Was born upon this Day.

23 декабря 1998 года. Хогвартс

Полумна стояла за колонной и хмурилась, разглядывая странно разодетую толпу, плавно текущую в широко распахнутые двери Большого зала. Она достала из мешочка на поясе маленькое зеркало и придирчиво принялась себя разглядывать. Девчонки сотворили с её волосами непонятно что: причёска была высокая, и Полумне казалось, что голова у неё с трудом держится на шее, как шапочка одуванчика на стебельке. Спрятав зеркальце, она скосила глаза вниз и попыталась подтянуть выше лиф платья, но возмутительное декольте осталось на месте. С завистью взглянув на скромные средневековые наряды, выделявшиеся из костюмированной толпы благодаря высоким шапочкам, она поморщилась и стала высматривать Забини. Единственное, что радовало, - наличие масок. Так её точно никто не узнает, а вот Блеза рассмотреть будет нетрудно – темнокожих студентов в Ховартсе не так уж и много.
Парочки, чтобы не потеряться, шли под руку. Кое-кто подошёл к выбору костюмов совсем дотошно, чтобы они гармонировали друг с другом. Не только Гермиона прожужжала им все уши шекспировскими историями. Полумна уже перестала считать Ромео и Джульетт, но немного злорадно подумала, что будет, если во время танцев они перепутаются?
- Молилась ли ты на ночь, Дездемона? – раздался позади неё хорошо сформировавшийся баритон.
Полумна от испуга подскочила на месте, развернулась и как следует стукнула венецианского мавра кулаком в грудь.
- Я тебя сама придушу, Блез! Ты меня напугал до смерти!
Забини рассмеялся.
- Ты выглядишь потрясающе. Золотистый тебе идёт.
Фыркнув, Полумна подхватила его под руку.
- Идём скорее, а то будет не протолкнуться.
- Шекспир что-то напутал, это точно, - проворчал Забини себе под нос, еле сдерживая норов своей Дездемоны.
Они с трудом пробились через затор в дверях и оказались в чудесно украшенном зале.
На помосте, где обычно стоял учительский стол, расположился оркестр, который уже наигрывал что-то старинное.
- Ого! – Забини удержался, чтобы не присвистнуть. – Это вам не «Ведуньи».
Традиционные ели были на месте, а также столы с угощением, которым придали соответствующий вид.
- А я вижу Джинни и Гарри, - сказала Полумна.
- Где?
- Вон там, - Полумна указала веером. – Видишь королеву Бесс и лорда Дадли?
- Вау! – не по протоколу воскликнул Отелло.
Преподаватели пока ещё не появлялись, а меж тем толпа расступилась, пропуская мистера Джонса во главе эльфов, кативших на задрапированных тележках странного вида сундук и что-то остроконечное под покрывалом. Установив таинственные вещи возле помоста, они скромно удалились.
- Интересно, что это такое?
- Сюрпризы.
Полумна сморщила нос – очень умно, ничего не скажешь. Но вслух ничего не сказала.
Как ни старалась, она никак не могла узнать под масками Драко и Гермиону, хотя старательно искала глазами светлую макушку.
Тут на помост вышел профессор Флитвик, и студенты мужественно удержались от смеха. Их любимый старичок с этим воротником-жёрновом больше напоминал Шалтая-Болтая, чем аристократа времён Реформации. В руке Флитвик важно держал дирижёрский жезл. Он стукнул им по помосту, и оркестр заиграл что-то торжественное, возвещая о появлении других преподавателей. Все приветствовали их дружными аплодисментами и криками ура.
Снейп и мисс Амано представляли пару с фасада Наумбургского собора, с той разницей, что волосы «Прекрасная Ута», будучи ещё незамужней, под покрывало не прятала.
- Какой директор суровый, - хихикнула Полумна.
- Здорово придумали, молодцы, - одобрил Блез.
Профессор Спраут красовалась в огромном белоснежном чепце, но скорее напоминала почтенную горожанку былых времён. Кем была Минерва, никто не понял, но вообще-то она представляла Екатерину Медичи. И хорошо, что никто не понял. Без привычной шляпы и клетчатой мантии смотрелась профессор трансфигурации эффектно. А вообще преподаватели не стали пытаться перещеголять студентов, дав им возможность покрасоваться.
Протанцевав что-то плавное и не слишком утомительное, они расселись в приготовленные для них кресла. Директор, которого все узнали и в маске, поздравил Хогвартс с наступающими праздниками. Школьный хор по традиции исполнил три номера. Настал черёд сюрпризов. Шармботтон прислал в подарок маленьких фей, которые, стоило снять покрывало и открыть сосуд, где они помещались, тут же разлетелись по всему залу, сверкая, словно маленькие звёзды. А когда открыли сундук из Дурмстранга, в воздухе раздалось пение рождественского гимна «O Tannenbaum». Подарки понравились, но все уже косились на оркестр, ожидая, когда же начнутся танцы.
- Попались, - сказал кто-то нараспев.
- А? – Забини и Полумна с удивлением посмотрели на шатена в маске, который почему-то говорил малфоевским голосом. – Драко?
- Хорошо я замаскировался? – рассмеялся тот.
- Да уж, - кивнул Блез, - тебя не узнать.
Гермиона составляла ему костюмную пару – оба были одеты в костюмы времён Генриха Тюдора.
- Зато никто не обращает внимания, - сказала она.
- А где Эмма и Клиффорд? – спросила Полумна.
- Сейчас найду, - Гермиона принялась разглядывать пары. – Они у нас из мушкетёрских времён.
- Тут мушкетёров хватит на целую роту, - засмеялся Блез.
- Я же не говорю, что Клифф – мушкетёр. Он просто какой-то типичный дворянин того времени. А! Вот они! У второй ёлки, как раз берут бокалы со стола, видите?
- Вот кому бы пошла Джульетта, - вздохнула Полумна.
- Да, Эмма немного похожа на ту актрису, что играла её в старом фильме. И тоже маленького роста. Но это было бы совсем не весело, выбери они эти костюмы.
Но тут заиграла музыка, и Драко увёл Гермиону танцевать.
- А мы? – спросил Забини. – Идём?
Полумна надулась.
- О, моя прекрасная госпожа, позвольте пригласить вас на танец! – Блез церемонно поклонился.
- Позволяю, - Полумна присела, а потом подала ему руку.
Когда все перестали стесняться, стало весело. Флитвик объявлял танцы, стуча жезлом об пол, пары выходили в центр зала, выбирая разученные за прошедший месяц у привидений.
- Какие они все взрослые и красивые, - сказала Шицзуки, наблюдая за вольтой.
- Ничего не приходит в голову умного, - усмехнулся Снейп, - кроме «как быстро летит время». Увы, я просто запутаюсь в своей тунике. А ваш верный рыцарь не отходит от своей Дездемоны.
- Ни за что бы не пошла это танцевать, - хмыкнула Шицу. – Я бы уронила свой авторитет.
Они засмеялись.
Снейп смотрел на Гарри и Джинни, думая, действительно ли весело его мальчику или он пытается не огорчить подругу.
- Как это странно всё же, - пробормотал он.
- Что?
- Праздники, - Снейп неожиданно поморщился. – Скорее бы они все…
- Разъехались по домам? – хитро улыбнулась Шицу.
- Да-да, - смутился Снейп, - но я что-то устал – хочется отдохнуть от детей.
- Завтра начинаются каникулы, - подбодрила мисс Амано, - а вы умудрились расправиться со всеми бумагами, так что сможете отдохнуть. Надеюсь, вы не заскучаете уже через пару дней.
- Не думаю, - директор хитро улыбнулся.
- Если устраивать маскарад, то летом, - говорила Помона Спраут одетому менестрелем Виктору Краму, - чтобы можно было погулять на свежем воздухе, украсить аллею огнями, вырастить беседки из вьющихся роз.
- И парочки будут там прятаться.
- Пусть себе, - засмеялась Помона. – А так их, кажется, слишком много из-за пышных юбок. Тесновато. – Она посмотрела на молодого коллегу. – Почему вы не пригласите никого на танец?
- Студентку? – Крам посмотрел на неё, как на еретичку.
- Хотя бы профессора Вектор, или Тонкс. Видите, она сидит и скучает. – Помона поискала глазами Люпина. – Куда делся Ремус? Оставил свою даму в одиночестве. Сейчас будет павана – и Тонкс не повредит немного движения. Идите, пригласите. Коллегу можно. Смотрите, даже директор с мисс Амано танцевать пошли. Вот, и Минерва с Горацием.
Поддавшись на уговоры, Виктор подошёл к Тонкс и отвесил поклон.
- Разрешите вас пригласить?
Дора озиралась в поисках мужа.
- Ну, что же… - подала она руку, стараясь не выглядеть расстроенной, - извольте… сударь, - добавила она важно.
Кроме трёх преподавательских пар, ещё несколько студенческих вышли танцевать павану – остальные воспользовались паузой, чтобы подкрепить силы у столов.
Гарри взял два бокала с традиционной медовухой и протянул один Джинни.
- Какие они милые, правда? – сказала она, кивая в сторону первой пары – Снейпа с лисой. – Ты не знаешь, они не собираются пожениться раньше?
- Не слышал.
Тут Гарри увидел Ремуса, появившегося из бокового входа для профессоров. Скрестив на груди руки, он смотрел на танцующих через глазницы венецианской маски Доктора. Гарри покачал головой.
- Я просто отказываюсь его понимать.
- Ты о Ремусе? – спросила Джинни. – Я тоже. Надеюсь, ему хватит ума не устраивать сцен.
Ума хватило. Когда Виктор подвёл Тонкс к Люпину, тот только кивнул и ничего не сказал.

23 декабря 1998 года. Азкабан

Даже в тюрьме чувствовалось приближение праздников. Заключённым из дома прислали подарки – заранее, потому как никто не будет с ними возиться в Сочельник: охране и служащим тоже надо хоть немного посидеть за общим столом, пусть и урывками по время дежурства. Список разрешённых даров был небольшим, но и с ними камеры приобрели хоть какую-то индивидуальность: колдографии на столах или полках, пледы, а у кого-то свои собственные чернильницы и перья. Разрешили и домашние сладости, которые подвергли тщательной проверке, как и остальные посылки. В библиотеке поставили ёлку, так что у Люциуса была привилегия находиться в её обществе и вдыхать хвойные запахи весь рабочий день. Он ещё не успел разобрать посылку от Драко и предвкушал неожиданно приятный вечер. Мысли о письме от сына на какое-то время совершенно вытеснили у Малфоя из головы мечты об очередной мимолётной встрече с комендантом. Вряд ли он увидит Тэмпли в ближайшие дни. Завтра предполагаются некоторые послабления и что-нибудь вкусное на ужин. В Рождество работу отменят – будут целых две прогулки во внутреннем дворе тюрьмы, который за прошедшие с момента воцарения Тэмпли дни значительно преобразился – посаженные по периметру кусты по весне должны были зазеленеть, а скамьи предполагали, что можно посидеть с кем-то из товарищей по несчастью и поговорить. Люциус не сомневался, что в кустах скрывается немало уизлевских «жучков», так что за разговорами арестантов следят. Его вообще забавляли все эти новшества, то есть как бывшие соратники попадались на удочку, когда считали, что реформы – признак слабости новой власти. Стоило кому-то нарушить правила, как тут же гаечки-то закручивались, закручивались – без грубости, деловито. Нарушил – получи взыскание. Был паинькой – на тебе пряник. Заслужил.
Под вечер оставалось только выкатить тележку и сходить за печатными изданиями в караульное помещение – ещё одна привилегия, которую получил Малфой, замаскированную под видом ворчания «пусть сам таскает журналы и газеты и возит коробки с книгами». А на самом деле это было доверие и немалое – один, без сопровождения (если не считать негласного надзора эльфов), Люциус проходил по длинному коридору, по своему блоку, через тот зал, где Тэмпли впервые объявил о новом режиме, и так – до поста между этажами, где скапливались посылки и письма.
Подходя к залу, Люциус услышал плеск воды, шлёпанье мокрых тряпок и голоса. Он притормозил. По голосам судя, там сейчас отрабатывали взыскание Макнейр и Долохов – одни из самых упорных и непримиримых. Но мытья не прерывали, хотя и переговаривались между собой.
- Антонин, как поживает твоя тётка?
- Скоро приезжает в Лондон.
Странно, у Долохова не было вроде бы никаких тёток. Малфой о таких не слышал. Разве что дальние какие-то родственники, с континента.
- Встреча так и назначена на шестое января? – спросил Макнейр.
- Если тётушке ничего не помешает.
Какое дело Макнейру до гипотетической тётки Долохова? Люциус не стал, однако, задерживаться и покатил тележку дальше. Он кинул быстрый взгляд в дверной проём: оба бывших Пожирателя из Ближнего круга стояли на карачках, задом к двери. Они обернулись, зло покосились на Малфоя, и тот поспешил уйти. Нагрузив на посту тележку, он отправился назад, но теперь наказанные молча возили тряпками по полу и пыхтели от усердия.
В библиотеке Люциус сверился по спискам, кому разрешено читать «Пророк», взял нужное количество газет, запер помещение, сдал ключ эльфу и пошёл к себе в блок. Подойдя к камере Гойла, он сунул ему через решётку газету. Гойл был мрачен, хотя посреди камеры стояла коробка, присланная из дома, которую он только начал разбирать.
- Чего не в настроении? – снизошёл Люциус до вопроса.
- Погоди вот, скоро услышишь. Подкинули нам подарочек под праздники.
- Не понял…
- Ты иди дальше, сейчас поймёшь.
Пожав плечами, Малфой собирался пропустить камеру, где раньше сидела Хоул, но обнаружил там Амалию Ноббс.
- А! Люциус! – протянула та, усмехнувшись. – Газетки разносишь, подстилка комендантская? Сынок-то пишет, да? Как он там со своей грязнокровкой поживает?
Малфой только презрительно пожал плечами и пошёл дальше. Но он понимал раздражение Гойла. Кажется, им будут устраиваться ежедневные концерты.
- А ты не отворачивайся от меня! – заорала Амалия, вцепившись в прутья. – Что нос воротишь?! Малфой! Малфой, не смей от меня отворачиваться!
Сколько же сил было у этой женщины! Она не замолкала до самого ужина, и заключённые в камерах уже начинали роптать. Вопли Амалии испоганили весь процесс разбора посылок. Досталось не только Малфою – она прошлась по всем, кто содержался в блоке. Первым не выдержал Крэбб, кинувшись на решётку и заорав на миссис Ноббс так, что прибежала охрана. Определённо, методы Тэмпли давали результаты – в прежние дни досталось бы всем подряд, без разбора, а так стражи выслушали жалобы и пригрозили Амалии, что её отправят в карцер, если она не замолчит. Она замолчала, благо и ужин вскоре принесли. Уплетая тушёный картофель с кусочками курятины, Люциус любовался колдографиями Драко, водружёнными на стол. Даже та, что была снята в Хогвартсе, в общей гостиной, не портила Люциусу аппетита.
Малфой с любопытством рассматривал мелькавших на заднем плане студентов. Сделавший снимок маг явно внёс какие-то улучшения в технику колдографии – картинка получилась долгоиграющей. Обычно в какой-то момент времени изображение возвращается к исходной точке, а на этот снимок можно было смотреть, кажется, бесконечно. Люциус словно заглядывал в школьную гостиную прямо сейчас. Драко улыбался отцу, но то и дело отвлекался – отвечал сокурсникам, оборачивался, махал кому-то. Вряд ли он приглашал в Хогвартс профессионального колдографа. Значит, у кого-то из его однокашников впереди большое будущее и блестящая карьера на этом поприще. Люциус любил колдографии больше, чем живые портреты. Когда он выезжал куда-нибудь с семьёй, то всегда привозил с собой много снимков и потом листал альбомы в одиночестве, чтобы Нарцисса не посчитала его слишком сентиментальным.
Попивая какао и вглядываясь в колдографию, Малфой приметил уже и Поттера – очень повзрослевшего с тех пор, как он в последний раз видел мальчишку в Отделе тайн. Поттер вошёл в кадр и занял место на одном из диванов сбоку. Он раскрыл книгу и уткнулся в неё, а правой рукой обнял за плечи девушку, чьё лицо в кадр не попало – его всё время загораживали снующие ученики. Но наверняка это была девица Уизли. Юный герой отвлекался от чтения на разговоры с невестой, но улыбался мало и вообще казался каким-то странно одиноким. Люциус так и прилип взглядом к Поттеру. Вот к дивану подошла какая-то девочка – поздороваться с Джинни. Поттер убрал руку с её плеч, и девочки поцеловались. На той, что подошла, была слизеринская мантия. Уж не дочка ли это Ноббсов?
Тут Люциус заметил, что Драко на снимке кого-то зовёт. Он встал и вышел из кадра. Даже понимая, за кем он там пошёл, Малфой сейчас больше заинтересовался, как это у автора колдографии получилось соединить вместе не один кадр, а несколько. Слить в одно изображение. Будь он сейчас на свободе, он бы, пожалуй, спонсировал юное дарование. Драко вернулся и усадил с собой Грейнджер. Люциус критически уставился на будущую невестку. Расцвела, ничего не скажешь. Держалась грязнокровка скромно, смотрела спокойно и без вызова или излишнего дружелюбия. Хм, и всё-таки, если покопаться в родословной…
Время! Малфой очнулся, быстро покончил с ужином, потому что в том конце коридора уже застучали колёса тележки – забирали грязную посуду. Когда он отнёс к решётке и передал дежурному миски и кружку и вернулся к столу, Грейнджер на снимке уже не было. Ничего, вернётся. Глядишь, так и привыкнуть к ней можно будет.

23 декабря 1998 года. Хогвартс
К концу бала Гарри страшно устал. Он дождался момента, когда снимут маски, а то при взгляде на них уже мерещилось всякое, извинился перед Джинни и вышел из зала. На лестнице, в прохладе, Гарри вздохнул полной грудью. Продержаться бы праздники и каникулы. Новых снов не было, но временами что-то такое накатывало нехорошее – беспокойство, уныние, тянуло побыть в одиночестве, а нельзя – могло накрыть, и потом Негусу придётся искать его и вытаскивать.
Сегодня он видел много приятного и, хотя радовался переменам к лучшему, но скорее умом. У него было состояние человека, сидящего на чемоданах и смотрящего на часы с пониманием, что ещё слишком рано, но при этом не решающего заняться чем-то из боязни закрутиться и опоздать.
Благовидный предлог уйти с бала был самым банальным, и Гарри честно сходил в туалет, невольно повеселившись зрелищем разряженных кавалеров, покидающих кабинки, потом побродил немного по коридору, вышел на лестницу и стал подниматься вверх. Назад возвращаться не хотелось. Он присел на ступеньку. Коснувшись края площадки, пролёт поехал назад. Гарри посмотрел на столбик перил. Жутко старое дерево. Кажется, тронь его пальцем, и оно раскрошится. Всё изъедено насквозь жуками, всё изъедено… Лестница тихо поскрипывала. Гарри вздрогнул и стряхнул наваждение, для верности постучав по перилам и убедившись, что они прочны, как и раньше. Он вскочил на ноги и направился вверх, оказавшись вскоре во вновь отремонтированном крыле, где жили некоторые преподаватели, а также Негус. Из-под двери в его комнаты просачивался свет, и Гарри нерешительно поскрёбся.
- Мой мальчик! Почему вы не на празднике? – удивился старый невыразимец.
- Устал. Можно я немного посижу с вами?
- Конечно, заходите!
Оказавшись в маленькой гостиной, Гарри почувствовал себя немного лучше. Прежде чем сесть в кресло, он позвал Добби и попросил его предупредить Снейпа, Джинни и Гермиону, где он сейчас находится. По отношению к Джинни это было, конечно, нехорошо, но Гарри надеялся, что она его поймёт. Он добавил на всякий случай, что ещё вернётся в Большой зал.
- Вас что-то беспокоит? – спросил Негус.
- Немного. Тянет и тянет под ложечкой, как будто я чего-то постоянно жду.
- Наверняка, причина в вас самих, а не вовне.
- Может быть.
- Вас утомила толпа, Гарри? – посочувствовал старик.
- Точно. А вы вот на празднике не были.
- Был. Но не внизу. Я с комфортом расположился на хорах. Эльфы угостили меня выпечкой и напоили кофе, так что я смотрел на бал, как и полагается почтенному старцу, - рассмеялся Негус.
- Бросьте! Разве вы старый? – улыбнулся Гарри.
- Мне уже сто один год, юноша.
- До Альбуса вам ой как далеко!
Негус Гарри очень нравился. Он немного напоминал ему Дамблдора, только был ближе и откровеннее. Может, когда всё закончится, он сможет стать невыразимцу настоящим учеником. Гарри на это очень надеялся.
- А на каникулах вы останетесь тут или уедете? – спросил он.
- Уеду. И так я давно не видел дочерей и внуков. Но мы с вами обговорили, как нам связываться в случае чего, и мисс Уизли не должна расставаться с двухсторонним зеркалом.
Гарри кивнул. Про семью невыразимца он как-то подзабыл, хотя знал, что тот вдовец, и что обе его дочери давно замужем, а внуки тоже того и гляди обзаведутся собственными семьями.
- Скажите, - тут он вдруг вспомнил одну вещь, - а почему Драко вас избегает?
- Для него я слишком тяжёлый человек, - ответил Негус после маленькой паузы, которая насторожила Гарри. – Мне приходилось видеть много такого, что наложило отпечаток на мою, если можно так выразиться, ауру. А Драко сейчас не может как следует управляться со своими способностями.
- Но он же вроде бы предчувствует несчастья… - осторожно возразил Гарри.
- Или видит их отголоски в прошлом, - ответил Негус.
- Да? Но…
- Всё наладится, не переживайте.
Драко говорил ему примерно то же самое, и всё-таки у Гарри складывалось впечатление, что эти двое чего-то недоговаривают. Он бы, конечно, мог предположить, что с ним случится что-то опасное, но не смертельное же. Потому как он слышал, что Шицзуки-сан вполне определённо говорила об ожидающей его впереди долгой жизни, а она такие заявления не делала, если не была уверена на все сто.
Негус смотрел так тепло и ободряюще, что Гарри отложил вопросы на потом. Он посидел ещё немного с невыразимцем, а потом вернулся к остальным. Бал уже подходил к концу, и парочки разбредались по школе. Джинни ждала Гарри в зале.
- Устал? – спросила она. - Я что-то тоже. Меня тут Шел приглашал на танец. Ты же не против?
- Нет, - усмехнулся Гарри. – Слушай, а ты Рона видела?
- Мелькал тут с разными дамами. Опять взялся за своё. Может быть, пойдём уже наверх, пока там никого нет?
Гарри кивнул, помахал Северусу, подал Джинни руку и увёл её с бала.
Когда народ стал возвращаться, они уже скромно сидели на диванчике в обычной одежде. Завтра все разъезжались по домам, и потому особо в гостиной не задерживались, только помогали друг другу в трансфигурации нарядов.
Все в эту ночь все спали, кажется, как убитые.

Утро выдалось пасмурным. Всё небо заволокли снежные тучи, и фонари на платформе ещё не погасили, когда студенты садились в экспресс до Лондона. Вещи и клетки с птицами уже погрузили в багажный вагон, народ выбирал себе места.
Выпрыгнув из кареты, Гарри подал руку Джинни и помог ей спуститься по ступенькам.
Когда они дошли до платформы, он посмотрел на поезд в утреннем сумраке, на паровоз, окутанный парами, и вдруг почувствовал непонятный укол страха. Отмахнувшись от неприятного ощущения, он повёл подругу дальше, выбирая купе. Следом как раз подъехали Драко с Гермионой и Рон.
В одном из вагонов по стеклу застучали. Гарри поднял голову и увидел Полумну, которая указывала на соседнее, пока пустое, купе.
- Займём его? – спросила Джинни.
- Да, наверное… - пробормотал Гарри.
- Что с тобой?
- Не знаю.
Он правда не мог понять, откуда взялся этот противный страх. Он постепенно заполнял его, и Гарри чувствовал его уже физически, словно он находился перед лицом смерти.
- Тебе нехорошо? – спросил подбежавший Драко.
- Я не могу сесть в поезд.
- С поездом всё в порядке.
Драко, как никто, почувствовал бы что-то угрожающее.
- Да я знаю, что с ним всё в порядке. Просто я не могу в него сесть – мне страшно.
Страх усилился до степени ночного кошмара, от которого никак не проснуться. На лбу Гарри выступил пот. Драко и Рон подхватили его под руки и оттащили к скамье, а девочки побежали к багажному вагону за вещами. Они долго препирались с проводником, уверяя, что никто их на вокзале встречать не будет и что он может спокойно выдать им их чемоданы и клетки с питомцами. Подбежал Рон и решительно насел на проводника.
- Эй! – Полумна опустила окно и высунулась наружу. – Вы остаётесь? Поезд вот-вот отправляется.
- Мы остаёмся, - крикнул Драко, пытаясь перекрыть свист паровоза.
К окнам прилипли студенты, переговариваясь между собой.
- Пошлём сову? – спросил Рон, долевитировав с девочками вещи до скамейки.
- Нет, есть способ побыстрее, - сказала Джинни и отошла в сторону. Она достала двойное зеркало из кармана, позвала Негуса и стала тихо рассказывать ему, что случилось.
Когда поезд ушёл, Гарри сразу полегчало. Он сидел, закрыв глаза, пытаясь справиться с приступом раздражения. Негус учил, что надо относиться к таким вещам спокойно – с невыразимцами случаются и похлеще. А на свой дар сердиться нельзя.
- Негус сказал, что он там всех успокоит. Берём вещи и трогаемся обратно в замок, - сказала Джинни, подходя к остальным.
- Вот и правильно, - кивнул Гарри.
В школе их встретили и проводили в комнаты Шицзуки, потому что они были ближе всех.
- Птиц оставляйте в школе, - сказал Северус. – Мы их позже отпустим, если хотите. А так они прекрасно могли бы тут побыть на каникулах.
- Да и кота оставь у меня, - предложила Гермионе мисс Амано. – Мы с ним поладим.
Вещей-то было немного – у каждой пары по чемодану на двоих, и у Рона свой.
- Отправлю вас через порталы, - сказал Снейп, поглядывая на Гарри.
Драко в общей суете отошёл к окну, подальше от Негуса, который что-то втолковывал Джинни.
- Рональд, вас в Нору?
Снейп поставил на стол чашку и нацелил на неё палочку.
- Ага! – Рон подхватил чемодан. – Увидимся на Рождество, - сказал он остальным, дотронулся до светящегося голубым светом фарфора и исчез.
Потом пришла очередь Драко и Гермионы.
- Дом открыт? – уточнил Северус.
- Для нас – да, - ответил Драко.
Попрощавшись с остальными, и они переместились к пункту назначения.

Площадь Гриммо, 12
- Ты не хочешь после школы предложить Винки перебраться к нам? – спросила Джинни, закончив раскладывать вещи.
- Не получится. У неё всё на мази с Добби, - усмехнулся Гарри.
Они не говорили о том, что произошло на платформе. Оставалось ещё много дел, прежде чем они сядут встречать Рождество. Кое-что уже было приготовлено, благодаря Винки – почему и зашёл разговор о ней. Северус попросил её помочь, дав задание прибраться в доме и запасти провизию.
Нарядить ёлку, переправленную из Запретного леса, немного прогуляться, приготовить ужин и накрыть на стол. Времени оставалось много, но спешить не хотелось.
Игрушки давно уже были обнаружены на чердаке – ещё в прошлое Рождество, военное. Приведя в порядок ёлочное наследство, оставшееся от Блэков, тогда нарядили скромную ёлочку, украденную Гарри вместе с комом земли в одном из парков. Потом её вернули на место.
Эта ель была Хагридом срублена. Как он сказал, она всё равно бы не выросла в окружении взрослых деревьев. И правда – с одной стороны ветки были короче. Ель поставили куцым боком в угол, а когда её украсили, то выглядела она просто роскошно.
Немного перекусив, Гарри и Джинни вышли пройтись по улицам. Магазины ещё работали, люди бегали, как ненормальные, закупая то, что не успели. Глядя на них, трудно было удержаться от соблазна и не приобрести что-нибудь совершенно не нужное.
Зайдя в подворотню, они трансгрессировали в центр города, погуляли немного, полюбовались на праздничные витрины, натыкаясь на дезориентированных туристов, наводнивших Лондон к Рождеству.
Мимо пробегал какой-то парень – в куртке и почему-то в тёмных очках. Он налетел на Гарри, извинился и притормозил.
- Гарри! Привет! – заорал он, хлопнув того по плечу. – Не узнаёшь? – Парень снял очки.
- Не совсем… - озадаченно проговорил Гарри, всматриваясь в грубоватое лицо с тяжёлым подбородком. И тут он сам заорал. – Большой Дэ?! Ты?
- Ага! Здорово, кузен! – и он уставился на Джинни. – Твоя девушка? Познакомь, что ли.
- А. Да. Джинни – это мой кузен Дадли. Моя невеста – Джинни Уизли.
- Привет, - Джинни протянула руку, которую Дадли осторожно пожал.
- Гуляете? – поинтересовался он.
- Да, вот решили пройтись, - ответил Гарри.
- А где встречаете Рождество?
- У меня дома.
Тут неподалёку от них остановились две девушки, и Дадли надел очки.
- А ты чего маскируешься?
- Да так. Я, собственно, собирался ехать домой. Зайдёте? Правда, у меня там хаос. Покажу кое-что.
- Я даже догадываюсь, что. Мне тётя Петунья писала. Хвасталась, - сказал Гарри. – Ты как? – спросил он Джинни.
- Можно.
Ехали они четыре остановки.
- Значит, ты теперь в Лондоне? – спросил Гарри, когда они шли к дому, где Дадли снимал квартиру в доле ещё с двумя парнями.
- Так у меня тут всё – клуб, тренировки. – Он отпер дверь ключом, и они вошли в тесную прихожую. Дадли толкнул одну из дверей.
Не такой уж тут был и хаос. Вполне прибрано, но после стерильности материнского дома кузену, конечно, только так и казалось.
Диван, стол, платяной шкаф и стеллаж – вот всё, что тут было, не считая пары стульев. Стеллаж украшали кубки, а на стенах висели фотографии в рамочках, сделанные во время боксёрских поединков.
- Ого! – присвистнул Гарри. – Солидно.
- Вот! – Дадли с гордостью показал завоёванное в честном бою золото в чемпионате Содружества среди юниоров. – Скоро буду участвовать в европейском.
- Так ты от поклонниц прячешься? – догадалась Джинни.
- Ага, - хмыкнул Дадли. – Вот она – слава.
- То ли ещё будет.
Он напоил их чаем – правда, заваривали пакетиками. Джинни смеялась. Поговорили немного – о школе, о спорте, о планах. Дадли не стал их задерживать – он сам собрался ехать к родителям и заскочил, чтобы взять кое-какие вещи. А потом сразу на автобус.
- А ничего парень, - заметила Джинни, когда, пожелав Дадли счастливого пути и хороших праздников, они отправились искать подходящее место для трансгрессии.
- Вполне. Спорт вообще дисциплинирует.
- А ты тётке подарок приготовил? Ну, и прочим Дурслям.
- Угу, - улыбнулся Гарри. – Для Дадли – полотенце с надписью «чемпион».
Странно было встречать Рождество вдвоём. Странно, но хорошо. У Гарри то и дело сновали по хребту мурашки, когда он смотрел на Джинни, сидящую напротив него за столом, - в открытом платье, с красивой причёской. Это была, конечно, пока что своеобразная репетиция семейного праздника, почти игра, но она приятно волновала. На ёлке мерцала фамильная мишура Блэков и полупрозрачные игрушки самых причудливых форм. Потом Гарри и Джини танцевали под шелест волшебного радио, а больше целовались и натыкались на стулья, под конец они не дождались полуночи и сбежали в спальню – справлять свою годовщину.

27 декабря, Хогвартс
Снейп ждал, когда же наступит тридцать первое. Опустевшая школа радовала его совсем недолго, и он очень скоро заскучал по детям, по шуму, по бумажкам. В Рождество они побывали с Шицу в Норе, повидали всех. Двадцать шестого немного развеялись в Лондоне, а потом Северус заперся в лаборатории, чтобы продолжить работу над парочкой рецептур, улучшающих уже известные зелья. Проторчав там до вечера, он вышел из Подземелий на свет божий и отправился искать Шицзуки. Она обнаружилась у Флоренца. Кентавр полулежал на вечнозелёной траве, Шицу сидела рядом, прислонившись к пегому боку. Оба смотрели на звёздное небо над головой и рассуждали о том, что пророчат светила.
- Вы всегда преувеличиваете опасности, - как раз говорила мисс Амано, когда в класс вошёл Снейп. – Некоторый кризис налицо, но он, несомненно, разрешится благополучно. Юпитер в очень хорошей позиции.
- Господин директор, - промолвил кентавр, склонив голову.
- О! Сенсей! – Шицу вскочила на ноги. – Вы уже закончили?
- Да, скоро ужин. Флоренц, - Снейп кивнул кентавру, который встал на ноги, возвышаясь над обоими. – Что за кризис?
- Некоторая политическая напряжённость, - наморщила нос Шицу. – Но всё это не страшно.
- Коллега считает, что я смотрю на вещи слишком глобально, - улыбнулся Флоренц, скрестив руки на мускулистой груди.
- Но это и в самом деле так, - ответила мисс Амано.
Снейп усмехнулся. А он уже, было, чуть не приревновал.
- Увидимся за ужином, Флоренц, - сказал он и подал Шицзуки руку.
За столом, вместе с преподавателями сидели Клиффорд с Эммой и ещё четыре студента, которые остались в школе по семейным обстоятельствам. Двое, как и Эмма, были со Слизерина. Крама в школе не было – он вчера ещё отправился в Лондон, повидаться с Габи. А так все были на своих местах. Тонкс, правда, сидела грустная, и Снейпу показалось, что глаза у неё заплаканы.
Что там такое с политикой, Снейп не знал, но вот в зале чувствовалось какое-то напряжение. Шицзуки поглядывала на Негуса, но тот был вроде спокоен.
Потолок нынче тоже не располагал к радужному настроению, отображая рваные тучи, которые за стенами замка гнал по небу ветер.
- Лягте пораньше, - сказала Снейпу Шицзуки, когда они после ужина отправились к ней. – Всё может статься – придётся вскакивать ночью.
- Сегодня?
- Или сегодня, или на днях. Точно не могу сказать – мне нет хода в те места, где это случится. Мистер Негус тоже пока не знает. Он ждёт. Я могу судить только по тому, что чувствую в Гарри.
«И праздников-то у ребёнка не будет», - проворчал Снейп про себя. Он уже как-то привык к тому, что происходит с Гарри.
- Осталось совсем немного, - сказала Шицзуки, погладив Северуса по руке. – Скоро всё закончится.

31 декабря 1998 года
Празднование Нового года оказалось под угрозой. Но всё же, пусть и не полным составом, гости у Драко собрались. В связи с последними событиями решили обойтись без излишней помпы, посидеть тихо и по-семейному. После ужина все собрались в большой гостиной, где стояла пышная ёлка, украшенная фамильными игрушками.
Джинни была в Отделе тайн, с Гарри. Она вызвала Негуса двадцать девятого. Гарри невозможно было разбудить, и он всё время бормотал, что не хочет садиться на поезд. На этот раз помощью одного Негуса было не обойтись, и Гарри отправили в Министерство, где у невыразимцев было в Отделе что-то вроде маленького госпиталя для таких же заблудившихся.
Сидя группками, гости тихонько шептались о своём, больше подбадривая друг друга, потом встретили полночь, выпили за скорейшее возвращение Гарри и разошлись. Снейп с Шицзуки остались ночевать в доме Малфоев, чтобы как-то морально поддержать Драко. Гермиона за ним весь вечер наблюдала и поражалась его самообладанию и спокойствию. Но когда они остались одни, Драко растерянно посмотрел на неё.
- Не по себе, да? – Гермиона подошла к нему и положила ладони ему на плечи.
- Я не могу понять, почему он так спокоен? Он ведь тоже знает, чем всё закончится. Зря я не поговорил с ним, а теперь уже не успею.
- О ком ты? – осторожно спросила она.
- О Негусе.
- А чем всё закончится? – Гермионе стало страшно.
- Гарри справится, ты не бойся. С ним всё будет хорошо.
- А невыразимец?
Драко задумался. Гермиона не торопила, чувствуя, что он скорее говорит сам с собой, чем с ней.
- Негус победит.
Плечи Драко распрямились, и Гермиона увидела, что он улыбается.

URL
Комментарии
2011-06-23 в 15:42 

katerson
Невыносимых людей не бывает - бывают узкие двери ©
читать дальше

ничего себе "к концу" по-моему все только начинается

2011-06-23 в 15:43 

Sectumsempra.
Моя профессия с утра до полвторого Считать что я – твоя Священная корова. (С)
katerson Ой, чёрт))) это я перепутала с другой эльфихой))) щас поправлю))

2011-06-23 в 16:33 

Ekete
Замечательное продолжение:)
Надеюсь, Люциус догадается передать странный разговор коменданту.

2011-06-23 в 17:17 

Sectumsempra.
Моя профессия с утра до полвторого Считать что я – твоя Священная корова. (С)
Ekete Конечно, догадается)

2011-06-23 в 18:38 

Animare
Sectumsempra. , очень хорошо)) как вы тут все "заворачиваете"))

2011-06-23 в 21:33 

Жанна-ДАрк
~безумная белка~ || ...в случае неудачи становится крайне ядовитым... (c)
Как же мне все нравиться! :heart: И очень интересно, что там с поездом, и почему Драко переживает)

2011-06-23 в 21:42 

Sectumsempra.
Моя профессия с утра до полвторого Считать что я – твоя Священная корова. (С)
2011-06-24 в 00:43 

Инна ЛМ
Все люди такие разные, один я одинаковый.
Sectumsempra.
хорошие вы им всем устроили праздники, даже с учетом мрачных предчувствий в конце главы!
Правда, мне кажется, что для полноты праздника Люциусу не хватило встречи с Тэмпли. А, возможно, и коменданту - встречи с Люциусом... Эх.(( Никак у них не состоится личная жизнь.:coquet:

И, конечно, Долохов и Макнейр не тетушку обсуждали, а приготовления к чему-то нехорошему в Азкабане. Что-то они собираются учинить - вдвоем или при участии других заключенных.

2011-06-24 в 01:08 

Sectumsempra.
Моя профессия с утра до полвторого Считать что я – твоя Священная корова. (С)
Инна ЛМ Не знаю, что делать с Люцем. И делить фик не хочется, и некоторые читатели будут возражать против повышения рейтинга за счёт слэша.

2011-06-24 в 01:16 

Жанна-ДАрк
~безумная белка~ || ...в случае неудачи становится крайне ядовитым... (c)
Не знаю, что делать с Люцем
Так хочется чтоб у них все получилось. Начало такое хорошее у их отношений)))

2011-06-24 в 01:18 

Sectumsempra.
Моя профессия с утра до полвторого Считать что я – твоя Священная корова. (С)
Жанна-ДАрк получится-то получится, вопрос в том, что и как писать.

2011-06-24 в 07:42 

Natsume80
Сева уполз! Но обещал вернуться! (c)
Sectumsempra. а как же фик Abendstern? И, да, мне бы хотелось рейтинг повыше и историю поподробнее :)

2011-06-24 в 09:42 

Sectumsempra.
Моя профессия с утра до полвторого Считать что я – твоя Священная корова. (С)
Natsume80 Эхехех...

2011-06-24 в 12:47 

Natsume80
Сева уполз! Но обещал вернуться! (c)
Sectumsempra. Почему так тяжко вздыхаешь? :)

2011-06-24 в 12:49 

Sectumsempra.
Моя профессия с утра до полвторого Считать что я – твоя Священная корова. (С)
Natsume80 да вот не хочется фик делить, а придётся)

2011-06-24 в 13:17 

Natsume80
Сева уполз! Но обещал вернуться! (c)
     

"Гарри Поттер и Человек, который выжил"

главная