19:05 

Глава 21. Похмелье

~Sectumsempra~
С треском лопнул кувшин:
Ночью вода в нем замёрзла.
Я пробудился вдруг.
Басё

Азкабан, 3 января


Люциус наводил порядок на книжных полках, когда в библиотеку вошёл страж.

- Заключённый Малфой, вас вызывает комендант, - объявил он с порога.

Люциус чуть не уронил себе на ногу увесистый том. Но выглядело это более чем естественно – вызов коменданта всё-таки. Страж вряд ли мог догадаться, что заключённый вздрогнул от радости.

Идя впереди мракоборца, Люциус старался не улыбаться и выглядеть хотя бы сосредоточенным, тем более, что он не имел малейшего понятия, зачем его вызывает к себе Тэмпли.

- Спасибо, Роберт, - сказал комендант, когда страж ввёл Люциуса в кабинет, - можете идти, я вас позову.
Когда страж вышел, Тэмпли встал и указал на кресло.

- Садитесь, Люциус. – Тот сел, немного встревожившись. Начало выходило слишком официальным. – Как вы? Мы с вами не виделись с конца декабря.

- Спасибо, сэр. Всё хорошо.

- Я позвал вас по делу, - Тэмпли прошёл по кабинету и взял со стола какую-то бумагу. – Вы, конечно, можете не отвечать на мои вопросы – неофициально. Но мне бы хотелось не поднимать шума раньше времени. И уж тем более не устраивать допросы с сывороткой правды.

Люциус с искренним изумлением посмотрел на коменданта.

- Спрашивайте. – Он так и не понял, к кому тот собрался применять сыворотку.

- Прочитайте это письмо – с середины, - попросил Тэмпли, протягивая Люциусу бумагу.

- «Дорогой Антонин, тётушка передаёт тебе привет. Она очень сожалеет, что не сможет повидаться с тобой, но мы ждём её в гости шестого, как и было условлено. Ходят слухи, что наш общий приятель недавно загремел в клинику и находится под надзором. Но это ни в коем случае не помешает тётушке встретиться с его опекуном и поговорить по душам». Бред какой-то. У Долохова сроду не было никакой тётки. Разве что какие-то дальние родственники в Болгарии. – Он помолчал, раздумывая, стоит ли продолжать. Но что бы там они не готовили, это могло повредить всем. - Я тут недавно услышал кусочек разговора между ним и Макнейром. Они говорили как раз о предполагаемом приезде тётушки шестого числа.

- Думаете, это шифр?

- Может быть. Но раз тётушка не может встретиться с Долоховым, то побег у них не планируется. Да это и невозможно – из-за эльфов. Можно обмануть дементоров, как это сделали Краучи когда-то, - домовиков обмануть нельзя.

Но даже попытка побега могла привести к ужесточению режима, а значит прощай письма от сына и свидания.

- Да, но что-то явно планируется в Лондоне, - промолвил комендант. - Надо просмотреть газеты – может быть, была какая-то статья, или объявление. Кто такой этот приятель, и кто его опекун?

- Почему вы не допросите Долохова? – спросил Люциус.

- Долохов, Макнейр – а него в письмах нет ничего подозрительного, но, возможно, кто-то ещё? Я не могу изолировать этих двоих – это вызовет подозрение.

- Я регулярно читаю «Пророк»… - Люциус задумался. Память подводила его, да и официальные сообщения его мало интересовали, он только просматривал первую страницу.

- Давайте просмотрим подшивки. У меня они тоже есть.

Следующие полчаса они шуршали газетами, выискивая упоминание о шестом января.

- Тут вот заметка, - сказал Малфой, - об официальном открытии в магическом Чизике новой тренировочной базы сборной Британии по квиддичу. Ожидается Министр.

- И полно детей-фанатов, - помрачнел Тэмпли. – Что ж, мне срочно нужно в Лондон. Спасибо за помощь, Люциус. Разумеется, этот разговор останется между нами.

Малфой с грустным недоумением посмотрел на коменданта. Или тот не понял, что он только что сдал двоих своих бывших соратников, или посчитал, что для Малфоя это в порядке вещей.

- Конечно, сэр.

- Они были вашими друзьями? – Нет, всё-таки понял.

- Друзьями мы никогда не были, - покачал головой Люциус. Макнейра так он вообще на дух не переносил, хотя и использовал его в деле с гиппогрифом.

- Вы же понимаете, к чему может привести это покушение – если там, конечно, планируется покушение на Министра?

- Разумеется, сэр.

- Я вернусь, и мы поговорим, - Тэмпли положил ладонь на плечо Малфоя.

У того ноги чуть не подкосились от волнения.

- Да, - повторил комендант тише, - пора поговорить. В конце дня сделайте вид, что вам плохо с сердцем. Я договорюсь с Адаминой – сегодня её дежурство. И там я вас навещу – помещений в лазарете хватает, нам никто не помешает поговорить.

- Да, сэр, - еле выдавил из себя Люциус, чувствуя, что ещё немного, и симулировать ничего не придётся. Ладонь Тэмпли тискала его плечо и казалась очень горячей.

Когда страж выводил заключённого Малфоя из кабинета коменданта, то он удивился: начальство не кричало, гневным не выглядело, а арестант еле ноги волочил и вид имел понурый.

***

Вечером Люциус оказался в лазарете, и хотя попал он сюда незаконно, но мисс Блейк, осмотрев, заставила его выпить зелье. Оно возымело снотворный эффект, и когда комендант вошёл в палату, куда поместили одного лишь Люциуса, тот спал. Роджер придвинул к кровати стул, сел и осторожно побудил спящего, тронув за плечо. Малфой вздрогнул, открыл глаза и по привычке попытался вскочить на ноги.

- Лежите, больной, лежите, - усмехнулся Тэмпли.

- Я же не болен, - проворчал Люциус, садясь на койке, - и всё равно заставили выпить какую-то гадость.

- Заставили – значит, нужно. Мисс Блейк не понравился ваш учащённый пульс.

Малфой бросил на коменданта мрачный взгляд. Тэмпли над ним издевается, что ли?

- Как прошло в Лондоне? – спросил он.

- Всё в порядке, всё улажено, - ответил Роджер уклончиво.

- Ну, что ж… Тогда зачем мне было симулировать и валяться здесь, раз говорить не о чем? – Люциус запоздало спохватился и прибавил. – Сэр.

- Есть о чём, - вздохнул комендант и сел рядом с ним на койку. – Вы же понимаете…

- Нет, не понимаю…

- Вся эта ситуация…

- Что же теперь и не жить совсем?

Они говорили почти одновременно.

- Я не хочу повредить вам, Люциус…

- А о себе вы и не думаете?

Малфой развернул Тэмпли за плечи к себе, ткнулся губами, попал в щёку, потом нашёл рот и впился, почти кусая губы, думая невольно – сразу убьёт или немного погодя? – потому что комендант достал палочку. Но, как оказалось, только для того, чтобы запереть дверь. Он чуть отодвинулся и сделал пасс в воздухе, наводя заглушающие чары. Ещё два взмаха – пуговицы на робе Люциуса и на одежде Тэмпли оказались расстёгнуты. Люциус нетерпеливо притянул коменданта к себе – чуть ли не за грудки, пытаясь поймать его рот, но они только сталкивались губами и кончиками языков. Тэмпли подался вперёд, на ощупь пытаясь положить палочку на стол, Малфой перехватил его руку и положил её сам – в груди тут неприятно ёкнуло от годами выработанного страха перед тюремщиками и что-то приятно запорхало от забытого ощущения волшебной палочки в пальцах.

Роджер стиснул его плечи, перехватил губы – не вырваться. Он целовал так жадно, со стонами, хрипами, влажными смачными звуками, что Люциус мысленно возликовал – никого, никого там нет, никого больше! (1)


Хогвартс, 6 января

Казалось, он должен уже привыкнуть к постоянным любопытным взглядам в свою сторону. Он и привык, но когда на тебя начинают поглядывать с тревогой и подозрением преподаватели, терпение медленно трещит по швам. Гарри, конечно, не огрызался – всё-таки ему уже не пятнадцать лет, он монотонным голосом отвечал: «нет, профессор, я хорошо себя чувствую», «я прекрасно себя чувствую», «у меня хороший сон», «нет, меня ничто не беспокоит, мне не нужно в больничное крыло», «можно я, наконец, займусь вашим предметом, сэр (мадам)?», «простите, если я был немного невежлив».

- Отец, может, мне подать прошение об экстернате и свалить уже на все четыре стороны, если я тут всех так раздражаю? – Гарри влетел в кабинет директора после занятий у Спраут.

- Не хлопай дверью и не кипятись, - Снейп вышел из-за письменного стола, достал из шкафчика флакон, накапал в два бокала, развёл водой и протянул Гарри один, - давай-ка на пару выпьем успокоительного. Ты думаешь, меня не расспрашивают? Пора нам выработать приемлемую версию.

Гарри понюхал содержимое бокала, выпил залпом и сморщился.

- Мог Отдел тайн, если уж меня всё равно туда берут, дать мне какое-то поручение? – предложил он.

- Отдел тайн – хорошая ширма, и ты уже совершеннолетний, так что по закону они имели право привлечь тебя. Вышел некролог Негуса в «Пророке». Там, конечно, только общие фразы. Когда умирает невыразимец, никогда не пишут конкретно, чем он занимался. И о Хогвартсе там нет ни слова.

- Одна маленькая заметка Риты – и…

- Для этого ей сначала нужно уйти из «Пророка», - возразил Снейп. – А она только там восстановилась на прежней должности.

Гарри устало плюхнулся на диван.

- Странное ощущение. Я как будто спущенный воздушный шарик.

- Это естественно. Ты устал, - Снейп сел рядом, - может, не физически, но морально уж точно. И потом, война всегда ужасна, однако это ярко, это борьба, и потом тяжело приспособиться к спокойным будням. Но у тебя впереди очень интересная работа, насыщенная жизнь, и ты не будешь скучать.

- А ты? Насколько тебя хватит? Все эти бумажки, отчёты, справки, выбивание денег. Альбусу вот было не скучно – он вовсю занимался политикой. Да и Лорд не давал покоя.

- Если Скримджер не уйдёт со своего нынешнего курса, то скоро в школе начнутся перемены.

- У тебя есть план? – улыбнулся Гарри.

- Даже слишком радикальный – всё равно его подрежут, - усмехнулся Снейп. – На тот год нам бы решить проблему с Историей магии и магловедением, да и зельеварение хотелось бы сделать более доступным.

- А! Так ты всё-таки пишешь учебник для старших курсов? – обрадовался Гарри. - Скажи, что пишешь!

- Пишу – пока что методичку, в дополнение. Она и в печати появится быстрее, и выйдет дешевле. Чтобы написать новые учебники, надо заниматься только этим, и больше ничем.

- И всё равно – твои пометки в книге были очень ценными. Я даже полюбил предмет, потому что у меня получалось. И очень удивлялся, зачем по программе всё так усложняют, когда можно сделать намного проще.

- Меня самого это удивляло в школе, - усмехнулся Северус.

- И почему ты не был лучшим у Слизнорта? – удивился Гарри.

- Потому что я всё время экспериментировал и часто портил работу на занятиях. Это одна из проблем зельеварения в школе – очень мало практики. Особенно на первых порах, когда элементарные навыки работы с ингредиентами ещё не сформированы.

- Да, школе бы не помешала ученическая лаборатория, - кивнул Гарри, - где бы можно было попрактиковаться хотя бы в несложных зельях. Но тогда и преподавателя должно быть хотя бы два. Разве один справится с такой нагрузкой?

- По сравнению с прежними веками в Хогвартсе и учеников и преподавателей стало меньше. Но замок был построен таким большим ещё и потому, что раньше тут жили учителя со своими семьями, и ещё работники – у школы имелось своё натуральное хозяйство. Кроме Хогсмита, были и другие деревни, где жили маги. В школе не было эльфов, уборкой и готовкой занимались подёнщики. Обычное феодальное устройство.

- Магов стало настолько меньше?

- Не настолько, - ответил Снейп. - Просто потом появились колонии, и часть британских магов уехало туда. Страна становилась индустриальной, города росли, уровень жизни, как это принято называть, повысился, рождаемость упала. Когда-то семьи наподобие Уизли были обычным делом. Но это общечеловеческая проблема.

- А как в других странах? – поинтересовался Гарри.

- В Европе по-разному. Там, где маглы ещё местами сохраняют старый уклад жизни, там и маги стараются жить компактно, в сельской местности. Виктор Крам вот родом из магической деревни, вроде нашего Хогсмита. В Африке, например, всё очень патриархально, и там так же, как и у маглов, очень велик разрыв между теми, кто живёт цивилизованно, то есть по нашему образцу, и теми, кто держится за старую традицию и старую магию. Кроме того, в тех культурах, где магия – часть обыденной жизни, не действует так строго статус секретности. В каждой уважающей себя африканской деревне есть колдун. Гадает, предсказывает погоду, изгоняет злых духов. Община его содержит – что ещё надо?

- А в Хогсмите очень мало детей, я заметил. И в школе у нас едва с десяток наберётся учеников оттуда.

- Увы, Хогсмит давно стал чем-то вроде деревни-музея, - вздохнул Снейп.

Вопросов было много, но Гарри взглянул на часы и вскочил с дивана.

- Я же опаздываю на трансфигурацию! Минерва меня убьёт! – и он пулей вылетел из кабинета.

Оставшись один, Снейп подошёл к окну и посмотрел на заснеженный лес. Опять собирались тучи – к ночи начнётся метель.

После разговора с Гарри он чувствовал какую-то растерянность – непонятно, по какой причине, - и совершенно не знал, куда себя деть. Хотя с бумагами было покончено ещё до ланча, дело бы нашлось – те же планы, или методичка, или новое зелье. Но Северус стоял у окна и без всякого выражения на лице смотрел на снег.

Когда через час к нему заглянула Минерва, она застала его разбирающим на этажерке в углу склянки с воспоминаниями – под звуки старого граммофона покойного Альбуса, играющего что-то заунывное, но определённо камерное. Снейп стоял на коленях и методично ликвидировал пузырьки на нижней полке.

- Вы же не трогаете воспоминания Дамблдора? – обеспокоенно спросила Минерва.

- Нет, я тут кое-что собирал для Негуса, но этажерка и так битком набита, а я ещё склерозом не страдаю. Да и мысли о судьбах мира меня не мучают, - прибавил он желчно.

- От Гарри тоже пахло успокоительным, - сказала Минерва, подходя ближе. – Вы не поссорились?

- Нет, а Гарри просто утомило повышенное внимание со стороны Помоны.

- Скоро всё пройдёт, забудется. У людей вообще короткая память. – Желчи МакГонагалл тоже было не занимать. – Ну, что же, займёмся планированием? До весны нам нужно всё закончить, и – вы правы – требовать больше, чтобы получить то, что необходимо.

- Давайте, - кивнул Снейп, поднимаясь на ноги и останавливая граммофон.

Минерва взглянула на опустевшую полку.

- Мистер Негус был хорошим человеком, мир его праху, - вздохнула она. – Он правда знал, что умрёт, когда собирался в Хогвартс?

Снейп кивнул.

- Так, что там у нас по списку, - спохватившись, Минерва надела очки. – Лаборатория для практических занятий…

- Пусть Гораций составит перечень необходимого. Обустраивать будем в Подземельях, а мои бывшие комнаты переделаем для нового младшего преподавателя.

- Если он там вообще захочет жить, - усмехнулась заместитель директора. – Хотя комнаты более чем неплохие. Всё-таки деканские апартаменты. Пока запишем так. – Заколдованное перо быстро засновало по пергаменту. – Ремонт второго этажа в западном крыле. Вы столько времени были деканом Слизерина, Северус. Я тут подумала – ничего, что у нас дети в Подземельях живут?

- Так они там фактически только спят и готовят вечером уроки, а смеркается у нас рано – всё равно работать при искусственном освещении. И потом, - Снейп усмехнулся, - вы хоть раз там были?

Минерва покачала головой.

- Вот именно. Нам нужно будет ещё раз пройтись по школе, взяв с собой Добби, и прикинуть, на что ещё мы можем разорить попечителей. Но вот часть Подземелий пора уже задействовать - под служебные помещения. Итак, дальше… Замена окон в коридоре, примыкающем к комнатам Ровенкло. – Перо заскрипело. – Реконструкция третьей теплицы…

В конце концов, список получился внушительным даже и без экскурсии по Замку. Минерва довольно потёрла руки.

- Если нам дадут хотя бы половину суммы, мы на следующий год будем просто неприлично богаты.

Снейп попросил у домовиков чаю. Работать с Минервой ему нравилось, когда она не заводила неудобных разговоров, а занималась только делом. И он расслабился и потерял бдительность.

- Всё же, чем вас так расстроил разговор с Гарри?

- Это что-то из области нелепых родительских эмоций, - ответил Снейп. – Ребёнок вырос и больше во мне не нуждается.

- Или нуждается иначе, - возразила Минерва. – Но, кажется, это почётно для любого родителя, когда дети становятся полностью самостоятельными и самодостаточными, разве нет?

- Вы меня поймали, - усмехнулся Снейп.

- С другой стороны, вы скоро женитесь, и у вас будут свои дети – вы станете их растить с младенчества.

- Так я уже….

- Когда же вы успели? – медовым голосом осведомилась МакГонагалл.

- Первого января, в Хогсмите, - буркнул Северус.

- Что же вы от коллег-то скрыли, мы бы вас поздравили.

- Вот когда будет весной церемония, тогда и поздравления окажутся к месту, а регистрация – наше личное дело.

- Мне чудится, или вас можно поздравить не только с женитьбой?

- Не чудится.

- Миссис Снейп, наверное, знает, кто это будет?

- Мальчик…

- Сын – это замечательно, - промолвила Минерва тихо. – А Гарри и Джинни, наверняка, не заставят вас долго ждать внука или внучку. Да и мистер Малфой… он ведь вам как родной тоже.

Они замолчали и посмотрели друг другу в глаза.

- В жизни всё складывается так, как должно, Минерва, - тихо произнёс Снейп.

- Я знаю. Но я женщина, и мне труднее смириться с некоторыми вещами. Можно спросить?

- Да…

- Если исключить из списка вашу супругу и вспомнить ваши прошлые привязанности, на каком месте я окажусь?

- Боже мой, как можно задавать такие вопросы? – воскликнул Северус. - У меня нет никакого списка, и тем более я никогда не расставлял людей, которые были мне дороги, по ранжиру. Я любил Лили, и это принесло мне много горя, но первое чувство незабываемо, и потом у меня есть Гарри. Я очень любил Альбуса… - он замолчал и сделал глоток остывшего чая. – У меня сохранились дружеские чувства к Люциусу…

- Но вы были ещё и любовниками…

- Мне это было не так нужно, как ему. И разве Альбус не говорил вам по поводу его подозрений?

- Говорил.

- Почему вы считаете, что это несерьёзно?

- У меня тогда сложилось впечатление, что Альбус просто решил – вам необходимо развеяться, пока есть возможность, - усмехнулась Минерва, но осеклась, потому что в глазах Снейпа промелькнуло что-то тёмное и нехорошее.

- Есть один человек, который знает обо мне всё – абсолютно всё, - сказал он. – И не только знает. Но и пережил со мной каждый день моей жизни, и самые ужасные её мгновения. Пережил и прочувствовал на себе. Это моя жена. Она не испугалась, не пожалела меня, не почувствовала презрение…

- Мерлин, да за что же?! – взвилась Минерва.

- Есть за что… - отчеканил Снейп. - Она приняла меня таким, какой я есть. Она часть меня. Мне не нужны эти склянки с воспоминаниями – она живой фиал с моей памятью. Но я любил вас. После того, что со мной было, лечь в постель с прекрасной женщиной – это было как отпущение грехов.

- А как же?.. – начала Минерва.

- Люциус? Он свой. Чужой и свой. Ему ничего не нужно было объяснять и рассказывать. Не нужно было вспоминать. И потом, он сделал для меня две вещи, которые я никогда не забуду. Спас мне жизнь, когда я пытался покончить с собой. – У Минервы расширились глаза. – Этот долг я оплатил, когда убил для него… За него… И ещё кое-что. То, что не оплатить никогда. (2)

- Давайте не будем об этом, - неожиданно сказала Минерва. – И мы уже засиделись. – Она встала и забрала пергамент. – О, сейчас я сделаю вам копию, - она взмахнула палочкой. – Увидимся за ужином.

- Конечно, - криво усмехнулся Снейп, глядя на её поспешные сборы.

Минерва вышла из кабинета и почти бегом домчалась до камина, через него переместившись к себе в спальню. Там она достала из шкафчика флакончик, накинула тёплую мантию, спустилась вниз и выскользнула из замка через одну из боковых дверей.

Отойдя подальше, она вытащила из флакона пробку и наклонила его. Серебристая капля упала в снег. Что было в этой капле? То, как он смотрел на неё в первые минуты и не решался прикоснуться? Или восторг в его глазах, пыл молодости, жадность? Минерва перевернула флакон, и его содержимое впитал снег. Она размахнулась и зашвырнула флакон подальше – в сугроб. Воспоминание об их первой ночи. Глупо, очень глупо. И жалко. И бессмысленно – лучше бы Обливиэйт. Нет, она не разочаровалась в Снейпе – нельзя было остаться чистым, даже если бы он изначально работал на Орден. И не в Малфое было дело, а в ней самой. Поппи права – упущен шанс, когда можно было всё вернуть, а она не захотела. Зачем прикрываться рассуждениями о тяжёлом времени и долге? Когда ещё, как не в тяжёлое время, человеку нужна любовь? А у неё не любовь – у неё ревность к чужому счастью, сожаление об утраченных годах. Но было бы о чём сожалеть. Разве свет клином сошёлся на неудачном романе с молодым коллегой и бывшим учеником? И сама не живёт – и другим не даёт.

Порыв ветра взвил снег, ужалил холодом мокрые щёки. Минерва поспешила в школу. В холле она огляделась, рассеянно кивнула в ответ на приветствие девочек-первокурсниц с Хаффлпаффа, потом решительно подошла к дверям в комнаты Шицзуки и постучала. Она правильно рассчитала, что Северус сейчас не пойдёт к жене – сначала успокоится. Шицзуки открыла дверь и вопросительно посмотрела на Минерву.

- Входите, прошу вас.

- Я на минуту, скоро ужин, - Минерва решительно вошла в гостиную. – Я всего на два слова. Просто я кое-что узнала… и хочу пожелать вам счастья.

- Спасибо, - ответила Шицзуки и поклонилась.

Нужно было ещё что-то сказать. Неловко было уходить вот так… Минерва увидела на диване рубашку Северуса, а на столике коробочку с пуговицами – судя по всему, Шицзуки перешивала их, когда она постучала в дверь.

- Почему вы не пользуетесь магией или не попросите эльфа?

- Такие вещи приятнее делать самой, Минерва-сан, - мягко возразила лиса.

- Да… конечно, - кивнула МакГонагалл, - увидимся за ужином.

Шицзуки открыла перед ней дверь и поклонилась.

- Увидимся, коллега.

Поднимаясь по лестнице, Минерва ворчала про себя: «Увидимся за ужином. Заладила, старая курица». С ней вели себя безупречно вежливо – почему же тогда не покидало чувство, что её сейчас попросту выпроводили из комнаты? Минерва, будучи шотландкой, могла присоединиться к общему хору, утверждающему, что английская вежливость иногда действует как ледяной душ. Кажется, японцы ничуть в этом не уступят. Правда, минервина внутренняя кошка возражала – от Шицзуки веяло тёплом и домашним уютом. Она вот точно не стала бы пришивать пуговицы сама – наверное, в этом-то всё и дело.

Уже у себя, снимая уличную мантию, Минерва подумала, что Северус прав – в жизни всё происходит так, как должно было. И каждый выбирает то, что ему нужно.

За ужином она выглядела подчёркнуто хорошо. Традиционно её место было рядом с директором, по левую руку. Вообще преподаватели обычно не менялись местами, а сидели по давно заведённой системе. Но вот Люпин с Тонкс с самого начала эту систему нарушили. Раньше, в бытность свою слизеринским деканом, Снейп обычно сидел по другую сторону от Альбуса, но когда Минерва директорствовала год, там устроился Флитвик, оттеснив Горация к краю.

Подойдя к Северусу, Минерва наклонилась и сказала ему:

- Ещё один пункт забыли – нам понадобится расширить помост и поставить другие столы.

- Что? – рассеянно переспросил он. – Да, да, конечно.

Тут в зал вошла Шицзуки и направилась к столу, но Минерва её перехватила.

- Садитесь на моё место, - шепнула она.

- Спасибо, но это неудобно. Это место заместителя.

- Садитесь, садитесь, - продолжала настаивать Минерва, хотя она уже сообразила, что окажется между Хагридом и кентавром.

- Леди, к чему тут споры, - раздался голос Флитвика снизу. – Я прекрасно устроюсь в чисто мужской компании. Он достал палочку и поменял местами стул Шицзуки и свой, сиденье которого было выше.

- Спасибо, Филиус, - поспешила сказать Минерва.

- Спасибо, сенсей. – Шицзуки поклонилась.

Перемещения за преподавательским столом не укрылись от студентов. Слизеринцы оживились, но, скорее всего, причину увидели совсем в другом. Даже когда директор, почему-то недовольно покосившись на гриффиндорского декана, придвинул мисс Амано стул, они решили, что тут явно попахивает возвышением их факультета. Но за гриффиндорским столом тоже бурно обсуждали, хотя МакГонагалл осталась на своём месте. Странно, что было тихо за столом Ровенкло. А Хаффлпафф всё происходящее вообще мало волновало.

В разгар ужина вдруг открылись окна и в зал стали влетать почтовые совы, роняя на столы спец-выпуск «Ежедневного пророка». В зале волнами стал нарастать гул, когда ученики и преподаватели, беря газету в руки, читали на первой странице заголовок, набранный таким крупным шрифтом, каким когда-то «Пророк» возвещал о возвращении Тёмного Лорда: «Предотвращено покушение на Министра Скримджера».

Примечания:
1. Полный вариант сцены будет опубликован в вбоквеле «Abendstern».
2. Об этих событиях читайте в вбоквеле «Morgenstern».

URL
Комментарии
2011-07-24 в 20:38 

Lenny-r
You can do more stupid things faster...
вся глава про любовь - нынешнюю, давнюю, свершившуюся, возможную...
:heart: :red:

2011-07-24 в 20:42 

Жанна-ДАрк
~безумная белка~ || ...в случае неудачи становится крайне ядовитым... (c)
Очень-очень-и очень нравиться прода :heart:
Внезапно порадовалась за Люца, как-то я прониклась его историей с Темпли, поэтому новость про вбоквел просто замечательная.
:red:

2011-07-24 в 20:51 

Sectumsempra.
Моя профессия с утра до полвторого Считать что я – твоя Священная корова. (С)
Lenny-r :shuffle2: спасибо)
Жанна-ДАрк мрррр))) Начало-то я у себя как-то выкладывала) Но пора уже первую главу вешать))

2011-07-25 в 01:27 

Инна ЛМ
Все люди такие разные, один я одинаковый.
Ну наконец-то у Люциуса и Роджера состоялась личная жизнь! Радуюсь за них обоих и очень-очень жду «Abendstern»:flower:

2011-07-25 в 02:16 

Sectumsempra.
Моя профессия с утра до полвторого Считать что я – твоя Священная корова. (С)
Инна ЛМ там ещё до состоявшейся личной жизни далеко))

2011-07-25 в 11:28 

katerson
Невыносимых людей не бывает - бывают узкие двери ©
ничего себе "уже почти конец" :inlove:
читать дальше

2011-07-25 в 13:55 

Sectumsempra.
Моя профессия с утра до полвторого Считать что я – твоя Священная корова. (С)
katerson обычное школьное выражение)))) Они ещё и не так выражаются)))
Ладонь именно тискала плечо))) столы щас приберу))

2011-07-25 в 19:48 

Natsume80
Сева уполз! Но обещал вернуться! (c)
Как я рада за Люциуса. Он здесь не похож на высокомерного аристократа, такой неуверенный, сомневающийся, трогательный... :inlove: Ну ему это даже полезно будет :)

Полный вариант сцены будет опубликован в вбоквеле «Abendstern».
Ждем-с... :smirk::gigi:

Мне здесь больше всего жаль Минерву... :-(

Блошка

2011-07-25 в 19:50 

Sectumsempra.
Моя профессия с утра до полвторого Считать что я – твоя Священная корова. (С)
Natsume80 ачитать дальше

2011-07-25 в 19:57 

Инна ЛМ
Все люди такие разные, один я одинаковый.
Sectumsempra.
там ещё до состоявшейся личной жизни далеко))
Да теперь вроде бы довольно близко - вон, уже поцеловались... осталось всего ничего до осуществления рейтинга.:shy:

2011-07-25 в 20:07 

Natsume80
Сева уполз! Но обещал вернуться! (c)
Sectumsempra. читать дальше

2011-07-25 в 20:08 

Sectumsempra.
Моя профессия с утра до полвторого Считать что я – твоя Священная корова. (С)
Natsume80 спасибо))

2011-07-25 в 20:20 

Natsume80
Сева уполз! Но обещал вернуться! (c)
Тебе спасибо за продолжение :squeeze: Я с нетерпением жду и радуюсь каждой главе :) И очень хочу Абендштерн :inlove:

2011-07-25 в 20:22 

Sectumsempra.
Моя профессия с утра до полвторого Считать что я – твоя Священная корова. (С)
2011-07-25 в 20:37 

Инна ЛМ
Все люди такие разные, один я одинаковый.
Sectumsempra.
крохотная опечатка: читать дальше

2011-07-25 в 20:41 

~Sectumsempra~
Инна ЛМ спасибо))

URL
2011-07-25 в 20:50 

Инна ЛМ
Все люди такие разные, один я одинаковый.
~Sectumsempra~
пожалуйста!:goodgirl:
А не планируется ли у вас в дальнейших главах встреча Люциуса с Гермионой (на одном из свиданий, куда придет и Драко)? Ведь Драко уже пытался предлагать это Люциусу, но тот не дал определенного ответа; может быть, теперь все же согласится?
Хотя с другой стороны, в отличие от визита Драко к Грейнджерам, который был обязателен (родители невесты должны познакомиться с женихом), тут такого формального повода для посещения нет: ведь Гермиона и Люциус можно считать что уже знакомы. Под этим предлогом Малфой-старший может уклониться от встречи с ней...

2011-07-25 в 21:11 

Sectumsempra.
Моя профессия с утра до полвторого Считать что я – твоя Священная корова. (С)
Инна ЛМ теоретически планируется))) Но я это суну в вбоквел.

     

"Гарри Поттер и Человек, который выжил"

главная